Новини

Україна

Крим

статті

Раскалённый пыльный воздух, вонь выхлопного газа, бензина, под коленями – мягкий от зноя асфальт столичной улицы. 
Безногий парень в выгоревшем камуфляже переползает от одной машины к другой. 
Они надолго застряли в «пробке». 
Инвалид тянется к открытым окнам, хрипло повторяет одну и ту же фразу:
– Помогите ветерану Новороссии!
Многие водители делают вид, что не слышат, брезгливо отворачиваются от осунувшегося загорелого лица, хотя парень не пьян. 
Вот белобрысый юнец в «порш кайен» включил громче музыку – такой не бросится защищать русских за границей, будет спокойно учиться, отдыхать в клубах, делать карьеру. 
Вот ухмыльнулись, переглянувшись, два кавказца в «кадиллаке». Но многие суют мелочь, чтобы откупиться от чужого несчастья. 
Он замечает красивую шатенку лет двадцати в «ситроене». 
Тонкие черты лица, выразительные карие глаза. Изящная рука роняет в его снятый берет купюру. 
И парень с горечью думает, что мог бы сейчас идти по улице с похожей девушкой. Если бы не та сумасшедшая поездка, после очередной накручивающей телепередачи, если бы не то сообщество в интернете, набиравшее добровольцев.
Он националист, он хотел помочь своим соплеменникам, оборонить от неведомых бандерофашистов, которые готовы убивать за русский язык. 
Потом, уже в Украине, узнал, что большинство тех, с кем воюет, говорят на русском языке. 
Но ему уже объяснили, что дело не только в этом, что здесь мы защищаем Россию от Америки.
Машины начинают медленно двигаться, нищий вынимает деньги из берета, нахлобучивает его на голову.
Отправляет монеты и мятые купюры в карман. Сегодня выручки мало – значит, хозяева будут недовольны. 
Он боится побоев. Когда в родном селе, куда вернулся безногим, понял, что не выжить, решил поехать в Москву. 
Какое-то время был за сторожа в офисе патриотической партии, ютился под лестницей на раскладушке. 
Потом его вежливо выпроводили, наняв здоровых охранников. Он решил вернуться домой, но в ожидании поезда, на вокзале напился. 
Очнулся в каком-то подвале, без документов. Чернявый золотозубый громила сказал, что «обрубок» должен побираться, выручку сдавать. 
Пытался бунтовать, его избивали. Сейчас инвалид знает, что один из подручных хозяина следит за ним из «ауди», припаркованной у тротуара. Не сбежать.
Поток машин опять застывает перед светофором. Парень сдёргивает с бритой головы берет, ползёт на проезжую часть:
– Помогите ветерану Новороссии!
Снова безразличие или жалостливые взгляды. Но вот один водитель, примерно его возраста, протягивая деньги, с уважением говорит.
– Молодец. Я тоже хочу на Донбасс рвануть.
Парень хочет остановить его, крикнуть:
– Посмотри на меня, дурак! Не боишься вернуться таким? Это сейчас тебя заманивают, а потом плюнут и отвернутся.
Но молчит – ему кажется, что унизит себя признанием ошибки. Опускает голову и ползёт дальше. 
Кажется, что жаркий июльский день бесконечен, как неиссякаем поток машин. Парень чувствует головокружение. 
Ему хочется укрыться в траве за оградой близкого парка, где радужным веером рассыпается фонтан. 
Но рёбра помнят удары хозяйских ботинок. За ним по-прежнему наблюдают – цыганистый надсмотрщик облизывает мороженое, но его глаза не отрываются от раба.
Пожилой мужчина за рулём «инфинити» кажется инвалиду знакомым. Известный журналист, не раз выступал по телевидению, призывал ввести войска в Украину.
Его слова особенно зажигали, звали совершить что-то великое, необыкновенное, преодолеть себя прежнего. 
Светлый восторг любви к родине, к своему народу просыпается в усталой душе парня. Забыв о своих сомнениях, он тянется к окну, к родному профилю журналиста.
– Здравствуйте!
Тот бросает удивлённый взгляд.
– Мы знакомы?
– Ваши выступления… это замечательно! Может быть, из-за них я на Донбасс поехал.
– Вы там воевали? Восхищаюсь! Вы наш русский герой! Подвижник! – Журналист открывает дверцу машины, крепко пожимает руку калеки, проникновенно говорит. – Держитесь! Империя не забудет!
Раздаётся заливистая трель мобильника.
– Простите, это по работе. – Журналист захлопывает дверцу, подносит к уху телефон. Вспыхивает зелёный сигнал светофора, и парень едва успевает выбраться на тротуар.
С трудом возвращается к реальности, словно побывал на сцене, сыграл роль.
…Вечереет. На дорогу ложатся тени. Загораются фары машин. Но сквозь монотонный шум улицы всё ещё слышен усталый протяжный голос:
– Помогите ветерану Новороссии!
Влада Черкасова

About Павло Заєць

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее
Загрузка...

Top