Новини

Україна

Крим

статті

Россия не только не была «унижена», но и получила статус «великой державы» и место в Совбезе ООН, перешедшим к ней по наследству от Советского Союза. 
Западную политику последней четверти века вряд ли можно с уверенностью назвать успешной. Спорно и влияние Запада на программы развития. А непрекращающееся вмешательство в ближневосточный регион и вовсе привело к катастрофе, пишет The Washington Post.
Как бы там ни было, одна стратегия Запада все же стала феноменально успешной, в особенности, если брать во внимание очень скромные начальные ожидания. Речь идет, разумеется, об интеграции стран Центральной Европы и Прибалтики в ЕС и НАТО. Благодаря продвижению этого двоичного проекта на сегодняшний день более 90 миллионов человек получили возможность жить в атмосфере относительной безопасности и социального благополучия. И все это в регионе, испытавшем многие страдания в прошлом, включая мировые войны.
Оба процесса интеграции заняли длительное время, потребовали недюжинных дипломатических усилий, проходили параллельно, но не являются идентичными (некоторые государства являются членами одного блока, не входя при этом в состав другого). В случае НАТО, любое государство обязывалось установить незыблемый контроль над своими вооруженными силами.
В случае расширения ЕС все государства обязывались принять свод определенных законов, регулирующих судебную систему, торговые отношения и защиту прав человека. В результате эти государства официально становятся «демократиями». Такое «продвижение демократии» не имело места ни до, ни после.
Однако времена меняются, и чудесное превращение исторически нестабильного региона превратилось в элементарную реальность. И вместо того чтобы праздновать это на 25-годовщине падения Берлинской стены, сейчас стало особенно модно высказывать идею о том, что данные расширения были с самого начала ошибочным шагом, приведшим к ужасным последствиям.
Этот проект небрежно называют последствием американского «триумфализма», который нанес оскорбление России, внедрив западные институты на территории ее слабых соседей, в лояльности которых та хотела сохранять уверенность.
Данный тезис обычно основывается на ревизионистском прочтении истории, - риторике, характерной для нынешнего российского режима. У трезвомыслящих людей подобная интерпретация не вызывает ничего кроме недоумения.
Очень важно помнить, что с Россией никогда не было подписано никаких договоров, запрещающих расширение НАТО. Если не было договоренностей, значит, нечего и было нарушать.

К тому же катализатором расширения НАТО был не «триумфализм» Вашингтона. Вспомним, как в 1992 году были отвергнуты первые заявки Польши на вступление в Северо-Атлантический альянс. 
Но, опасаясь скорого реваншизма со стороны Кремля, Варшава и другие не утрачивали веры в иной исход, продолжая наставить на своей позиции.
С началом расширения Запад не раз пытался заверить Россию в том, что ей ничего не угрожает. На территории новых членов НАТО не появилось ни одной военной базы, а до 2013 года не имели места даже военные учения. Соглашение между Россией и НАТО 1997 года установило запрет на перемещение ядерных установок. В 2002 году был создан Совет Россия-НАТО. И после того как в 2008 году Россия выразила протест против вхождения Украины и Грузии в НАТО, альянс отказал этим государствам.
Итак, Россия не только не была «унижена», но и получила статус «великой державы» и место в Совбезе ООН, перешедшим к ней по наследству от Советского Союза. Россия также унаследовала все советское ядерное оружие, часть которого в 1994 году была перевезена в Россию из Украины в обмен на признание Москвой украинских границ. Президенты Клинтон и Буш общались с своими российскими коллегами как с равными и даже пригласили их присоединиться к Большой восьмерке — невзирая на том, что Россия не является ни экономическим гигантом, ни передовой демократией.
В течение этого периода, Россия, в отличие от Центральной Европы, никогда не стремилась пойти по европейскому пути.
Вместо этого, бывшие офицеры КГБ с ярко выраженной лояльностью советской системе в союзе с организованной преступностью взяли в свои руки бразды правления, стремясь предотвратить образование в стране демократических институтов.
За последние десять лет, эта клептократическая клика также стремилась воссоздать империю, используя все доступные методы: от кибератак на Эстонию до военного вторжения в Грузию и Украину, что является явным нарушением договора 1994 года. Случилось то, чего Центральная Европа опасалась больше всего.
Нужно со всей решительностью отбросить повестку Кремля. Дескридитировав версию путинского режима, наши собственные ошибки перестанут выглядеть собственно ошибками как таковыми.
В 1991 году Россия уже не была «сверхдержавой», как в демографическом, так и в экономическом смысле. Так почему же никто не принял реальность такой, какой она являлась на тот момент? Почему не реформировали ООН, почему место в Совбезе не отдали Индии, Японии или кому-либо еще? Россия избрала свой путь, отличный от европейского. Само слово «демократия», применяемое для описания российской политической системы, теряет свой смысл в умах россиян.
Кризис в Украине и перспектива дальнейшего кризиса в самом НАТО суть результаты не «триумфализма», а нашей неспособности адекватно реагировать на агрессию России. Почему мы не передвинули военные базы НАТО на восток еще 10 лет тому назад? Наша неспособность сделать это привела к тому, что в данный момент доверие к НАТО в Центральной Европе резко снизилось.
Государства, в прошлом готовые вносить свой вклад в альянс, теперь испытывают страх и неверие. Кремлевские провокации - облет шведского воздушного пространства, похищение офицера эстонских служб безопасности - едва не выводят из себя Прибалтику. 
Ошибкой Запада было не мифическое «унижение» России, но неспособность вовремя увидеть реваншизм, ревизионизм и разрушительную жажду мести, ставшие на сегодняшний день главными принципами российской внешней политики. Едва ли не единственное достижение Запада за последние 25 лет поставлено под угрозу недееспособностью НАТО.
Первичная цель Альянса – сдерживание, выполняющее защитную функцию. Но чтобы она заработала, необходимо что-нибудь делать, а не ограничиваться одними лишь упреками да спорами.
Политика сдерживания требует инвестиций, координации, единства и поддержки со стороны США. Американский триумфализм можно обвинить во многом, однако хотелось бы, чтобы в Европе его было все же намного больше.
Перевел Егор Галабурда

About Павло Заєць

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее
Загрузка...

Top