К основному контенту

Так не воюют. Саботаж власти или тупость чиновников?

Ключевые должности в Минобороны вакантны. Необходимое оружие, которое производят наши заводы, не закупается.
Как давать добровольцам танки, если они не умеют ими пользоваться? Был случай, когда добровольческому батальону дали противотанковую управляемую ракету.
Но никто умел ею пользоваться, и требовалось искать у соседей специалиста, который объяснит, как запускать этот ПТУР.
Ну как им давать тяжелую технику?... Предлагаем интервью одного из ведущих украинских военных экспертов, заместителя министра обороны в 2005 — 2008 годах Леонида Полякова

Минобороны без руководителей департаментов
— Можете назвать 5 самых болезненных проблем в снабжении армии, которые нужно как можно быстрее решить?

— Во-первых, неэффективное общее управление министерством обороны и его аппаратом. Если руководство Генерального штаба более-менее эффективно, то в МО все гораздо хуже.

Во-вторых, «застой» в кадрах. Надо принимать кадровые решения.

В-третьих, финансовые и логистические задачи выполняются слишком медленно.

В-четвертых, коррупция, которая до конца не преодолена. Случаями взяточничества сейчас занимается прокуратура, хотя это задача и самого МО.

В-пятых, PR руководителей министерства в зоне АТО. Им нужно решать все четыре вышеупомянутых вопроса здесь, в Киеве. Работать с людьми, с оборонными предприятиями, в военкоматах, заниматься мобилизацией.

— Кто докладывает Порошенко о состоянии дел в министерстве?

— Порошенко докладывает сам министр, Секретарь Совета национальной безопасности и обороны и глава Администрации (Президента — А.Г.) или его заместитель, курирующий эту отрасль. По крайней мере, у последнего есть три человека, которые должны быть в постоянном курсе, что делается в МО и что нужно там делать.
Но Секретарь отсутствует, министр и глава АП военного опыта не имеют. Поэтому качественно докладывать Порошенко сейчас некому.
Разве что начальник Генерального штаба, но он озабочен не министерством, а ведением боевых действий. Обороне страны в целом сейчас должного внимания нет.

— «Иногда их хочется поставить к стенке». Это слова правой руки Коломойского, Геннадия Корбана, о чиновниках МО, которые, когда надвигается война, уходят домой в шесть. А еще он, вместе с символом волонтерского движения Юрием Бирюковым (Wings Phoenix) обвиняют их в забюрократизованности и неспособности быстро решать вопросы. Или это рудимент эпохи Януковича? Как все это побороть?
Сначала отвечу на первый вопрос. Да, это частично наследие со времен Виктора Януковича. Но его до сих пор не преодолели. 
И сегодня не употребляются решительные действия для того, чтобы удалить эти рудименты. Поэтому звучат жалобы на бюрократизм, медлительность, неэффективность и так далее. К сожалению, все это правда.
Относительно второго вопроса. Давайте так: я не буду называть имена конкретно, но вы сможете сами сделать выводы.
По нынешней Конституции, президент номинирует только двух министров — иностранных дел и обороны.
Поэтому министр обороны является представителем президента в сфере обороны. Не только в министерстве, а вообще в этой области, потому что он еще является членом Кабинета министров и может влиять не только на армию, но и на оборонную промышленность и прочее.
Министр обороны должен быть политиком.
Он член политического кабинета и должен иметь политический вес, иначе ни в КМУ, ни в Верховной Раде не добьется никаких результатов.
Также в нашей системе, где министр принимает слишком много решений, он в определенной степени должен быть профессионалом в военной сфере.

Имеете в виду, что министру приходится принимать несвойственные ему решения?
 В других странах те решения относительно финансов, кадров, международного сотрудничества и др., которые принимает начальник управления, у нас принимает министр. Послать делегацию?
Потратить средства? Выделить жилье? Почти везде нужно решение министра. Перегруженный у нас министр!
Подытожу: если министр не является политиком и военным профессионалом, если у него нет своей эффективной команды, с которой не надо постоянно переписываться, если у него нет доверия непосредственно от президента, то такому министру работать очень трудно.
Сегодня в МО кадровые вопросы перезрели. Смотрите: место главного инспектора (он возглавляет структуру, которая, по сути, оценивает состояние боеспособности и ее постоянно контролирует) уже четыре месяца вакантно.
 Там работает временно исполняющий обязанности. Руководящие должности в большей половине департаментов полгода (а то и больше) тоже свободны.
Департамент военной политики и стратегического планирования — первый, долженствующий оформлять ключевые решения вместе с министром — место руководителя и его заместителя вакантны.
Департамент разработок и закупки вооружения (и военной техники — А.Г.) руководим временно исполняющим обязанности, департамент государственных закупок — то, что проводит все тендеры — тоже.

Два департамента, специализирующихся на утилизации компонентов ракетного топлива ракет и боеприпасов, — места вакантны.
Департамент международного (оборонного — А.Г.) сотрудничества, департамент гуманитарной политики — временно исполняющие обязанности. Департамент экономической и хозяйственной деятельности МОУ — временно исполняющий обязанности.
И каждый из них не будет принимать никаких серьезных, стратегических решений.

Временно исполняющий обязанности будет выполнять те решения, которые, простите, спускают ему сверху.
Он выполняет эти задачи настолько, насколько может, потому что иногда эти люди не совсем соответствуют имеющемуся объема задач.
Все же директор департамента — это генеральского уровня должность. Но там есть и военные должности на уровне директоров департаментов.

Например, в департаменте внутреннего аудита и финансового контроля находится молодой человек, который некогда был заместителем прокурора Донецкой области.
Он довольно известен, по нему есть и депутатские запросы, и расследование прокуратуры, и т.д. (речь идет о Максиме Гольдарбе, уроженце Тульской области РФ. — А.Г.). Сейчас в МО в очередной раз думают, оставлять его на должности или нет.
Далее, департаментом образования и науки заведует 40-летний молодой генерал, служивший только в Киеве.
Департамент финансов курирует генерал, который работает в Киеве уже более 20 лет. Так же очень много вопросов по руководству департамента кадров.
В общем, в МО ненормальная ситуация с кадрами, которую в течение трех месяцев наш новый министр Гелетей не решает.
Почему — надо спрашивать у него. Почему никого не назначают? Почему никого не увольняют?
— Где в МО назрели увольнения?
— По моему мнению, необходимо менять руководство Военной службы правопорядка (правоохранительное формирование в составе ВСУ, существует с 19 апреля 2002 года — А.Г.), Сил специальных операций (входит в структуру Генерального штаба ВСУ — А.Г.) и увольнять ряд других генералов.
Не происходит никаких изменений, хотя здесь президенту не надо согласия ни ВРУ, ни КМУ.
Поэтому мне понятно нетерпение и острейшая реакция со стороны тех, кому приходится переживать за Родину и гибель на Востоке наших лучших граждан, которым в свое время не хватало бронежилетов и касок, а сейчас — защиты танков, беспилотников, средств артиллерийской разведки, приборов ночного видения и связи.
Многое из этого есть на наших заводах в большом количестве, но МО это не востребует, не закупает.
Почему-то в этом смысле в МВД ситуация намного лучше. Это означает, что министр внутренних дел на своем месте, командующий Национальной гвардии — на своем месте, а о МО перед президентом надо ставить вопрос радикально.

— Для того, чтобы в МО пришла новая кровь, надо сделать должности привлекательными. Сколько получает директор департамента?

— Это зависит от ранга государственного служащего или военного. Но все в пределах10 000 — 11 000 гривен. В гражданском секторе для такого уровня руководителя это невысокая зарплата.
В частных компаниях люди, которые отвечают за расходование сотен миллионов гривен, а не за жизнь людей, — получают гораздо больше.
ВРУ и Минфин традиционно экономят на тех, кто защищает Родину. Однако эти должности в МОУ предполагают большие объемы работы.
И если человек пришел «с улицы», как иногда было во времена Януковича, он не сможет эффективно работать.
Те люди, которые сегодня остались в МО, это чиновники, которые пришли при Михаиле Ежеле (министр обороны в 2010-2012 годах — А.Г.), Павле Лебеде (министр обороны в 2012-2014 годах — А.Г.), Дмитрии Саламатине (министр обороны с 8 февраля по 24 декабря 2012 года — А.Г.). Их трудоустраивали часто не по профессиональным, а по другим качествам.

Теоретический плюс такой должности для государственного служащего в том, что после нее можно становиться заместителем министра или даже министром. И пенсия до 10 000 гривен.

— Вы говорили об уровне директоров департаментов. Какова ситуация в нижнем звене оборонного менеджмента?

— В каждой системе управления эффективность не может быть выше эффективности ее руководящего звена.
Если фактически руководящее звено отсутствует, какими бы ни были рядовые специалисты, никто не сможет им поставить четкую задачу.

Не имея постоянного руководителя, они дезориентированы. У них нет мотивации, и зарплаты не такие высокие...

Только в марте этого года пришел новый Кабмин, он принял очередное популистское решение сократить Центральный аппарат (ряда министерств — А.Г.).
Это полная ерунда! Страна в кризисе; некому работать, а они сократили аппараты ведомств, в результате ведомства лишились часто лучших специалистов — последние считали, что их не ценят.
Остался «балласт», который за кресло держится руками и ногами. Наконец, популизм и рабочие «авралы» есть, а стимулирование эффективной работы, в т.ч. и в МО, — отсутствует.
Бюрократия побеждает
— Какие департаменты в МО больше всего затягивают процесс материально-технического оснащения ВСУ и батальонов? Департамент государственных закупок и снабжения материальных ресурсов?

— Они все затягивают процесс. Чтобы что-то закупить, им должны подать заявки, дальше проходят какие-то процедуры.
Потом — выделение средств, решение о котором подписывается должностным лицом, например, министром или его заместителем. Чтобы реализовать это решение, должен пройти аудит финансовой документации.

Чтобы все время не бегать с бумагами, в свое время Анатолий Гриценко (министр обороны в 2005-2007 годах — О.Г.) попытался ввести систему электронного документооборота. Но позже начался кризис, пришел Янукович.
Программу свернули, и по сей день бумажная пересылка занимает очень много времени.
Но шанс реализовать это есть, поскольку зам главы АП Дмитрий Шимкив тоже начал вводить электронный документооборот.
Хорошо, пусть так и будет. Но пусть хоть кто-нибудь придет в МО и откровенно скажет чиновникам: «Ребята, ну нельзя работать так, что люди вам не доверяют, жалуются, руками прокуратуры возбуждают уголовные дела и постоянно перед вами митингуют! Вы же должны работать, а не ждать, чтобы вас кто подталкивал».

— Вопрос в этом контексте: недавний митинг у Генштаба — это провокация или крик души безоружных добровольцев?

— И то, и другое. То, что накипело, частично использовали провокаторы. Это такая же ситуация, как и под посольством России. Провокаторы всегда «начеку».
Батальоны просят огня

— Известно, что одна из ролей Минобороны — быть «завхозом»: выделять вооружение и другие ресурсы силам АТО. 
Но, например, журналист Бутусов пишет, что министр обороны Гелетей запуган сюжетами по ТВ о «частных армиях Коломойского» и системно тормозит выдачу разрешений на создание новых батальонов территориальной обороны (БТО) и выдачу им стрелкового оружия. Какова роль лично Гелетея в этой системе координат?

— Во-первых, я не комментирую, что сказал господин Бутусов. Во-вторых, скажу относительно Гелетея: его роль ключевая.
Он может влиять на все. Он является представителем президента.
А по отношению к торможению выдачи оружия — я проверял несколько сигналов. Стрелковым оружием и средствами индивидуальной защиты в зоне АТО они укомплектовываются.

Иногда звонят из какого-нибудь батальона и говорят: «Вот, через два дня у нас будет боевая задача, а бронежилетов и касок у нас нет».
Я выясняю причину этой проблемы, и оказывается, что им все выделено. Тогда вопрос к их командиру: возможно, им еще не подвезли или он не сказал своим солдатам, что завтра выдаст каски и прочее?
В общем, есть разные причины. Их иногда не учитывают и создают сенсационные новости.

Относительно тяжелой техники: батальонам по штату это не было предусмотрено. Ведь все должностные лица должны действовать согласно Конституции и в рамках определенных законов. Если Генеральный штаб утвердил штат БТО области N и там нет танков на вооружении, то никто им танки и не даст.

Им могут придавать какое-то танковое подразделение на усиление, но, простите, они (бойцы БТО — О.Г.) иногда не умеют пользоваться даже противотанковыми гранатометами. Был случай, когда батальону дали противотанковую управляемую ракету.
Но не было там ни одного человека, который умел ею пользоваться, и требовалось искать у соседей специалиста, который объяснит, как пускать этот ПТУР. Как им давать тяжелую технику?
Их надо учить: выводить на полигон, вводить в штат эту технику, ее передавать — она ​​дорого стоит, и это народные деньги. Ее надо беречь и уметь эксплуатировать. Например, экипажи боевых машин при отсутствии навыков готовятся 5 месяцев. Где здесь 5 месяцев? Кто вам даст боевую машину?


Что касается выдачи тяжелых пулеметов, я не знаю, сколько их на наших складах. Очевидно, они за кем-то зарезервированы или определены на случай всеобщей мобилизации.
Мы же должны готовиться не только на случай АТО. Если Путина «перемкнет» и он пошлет в Украину авиацию, придется же с ним реально воевать.

— Какие объемы боеприпасов резервируются на складах МО «для войны»?

— Это называется «эшелонирование боеприпасов». Для каждого вида вооружения есть определенные нормативы боеприпасов. Солдатам выдается одна часть, «обозу» — вторая, на складах остается треть.
В свою очередь, объемы вооружения «для войны» регулируются определенными нормативами. Могу заверить, что автоматов Калашникова хватит всем. Стране нужна более тяжелая и ​​высокоточная техника.

— МО может не выполнять своих функций по причине непрозрачных тендеров и устойчивого взяточничества?

— Теоретически, это возможно. При этом, органов, осуществляющих контроль, у нас очень много. Их девять.
Поэтому поставщики выдумывают различные «схемы». Иногда заказчики в Генштабе или МО тоже создают ситуацию, чтобы только определенная фирма отвечала конкретным требованиям.

Например, весной, когда начали мобилизацию, не хватало берцев. Мой коллега, заместитель министра Буца (Богдан Буца; 29 августа он подал в отставку — А.Г.), выяснил, что тендерные требования к этой обуви прописывались так, что из 10 фирм, которые могли их поставлять, только одна соответствовала этим условиям. Понятно, что это является основой для злоупотреблений.
Примерно такая же ситуация в сфере закупок средств связи, горючего и прочего.

— Допустим, из МО выгнали всех коррупционеров. Система заработает быстро и эффективно?

— Что значит «выгнали»? Надо создать условия, чтобы проявления коррупции были не системными, а лишь единичными случаями сознательного выбора должностного лица, которое четко представляет себе последствия.
Тогда коррупция не будет играть ключевой роли, как раньше. Пока ситуация иная: за редкими случаями, те люди, которые назначались при Януковиче, до сих пор на своих местах.

— На параде мы видели бронированный КРАЗ, а МО не приняло его на вооружение. Почему? Как быстро новое оружие может попасть в руки солдат?

— Первый вопрос: кроме МО, есть еще МВД, и бронированные КрАЗы, возможно, больше им подходят.

Второй вопрос: есть два пути. Если вооружение производится на заказ МО, то проводятся испытания, составляется акт.
На основании этого документа департаментом разработок и закупки разрабатывается проект приказа министра обороны о постановке на вооружение.
К проекту приказа прилагаются комплекты различных документов (об испытании). Если в армии есть потребность в этом вооружении, дело остается за решением министра.

Вторая ситуация — это когда есть предложение производителя. В этом случае он через тот же департамент разработок и закупок предлагает свое.
Если потребность армии в этом есть, принимается решение провести испытания — заводские, военные или лабораторные.
Если военные тесты положительные, министру подается прошение о взятии этой техники на вооружение.
Согласно внутренним документам, с момента заявки в департамент до принятия решения о взятии на вооружение (или отказа в нем) не может пройти больше месяца.

— На счетах МО несколько миллиардов, почему же на эти деньги не покупается необходимое оружие?

— Перед этим вы спрашивали о бюрократии. Ответ на этот вопрос идентичен.

— Целесообразно ли волонтеров, которые занимаются снабжением армии, назначать на ответственные должности в МО?

— Целесообразность определяется не только местом назначения, но и другими факторами. Если дело от этого выиграет, то целесообразно. Если нет, то нет.

Надо понять, что ни один из волонтеров своих процедур в МО не введет. Простите, ни юрист не согласует документ, ни финансист не выделит деньги, если это будет нарушать действующее законодательство.
Надо будет либо вписать волонтеров в систему, которая уже существует, или изменить систему. Нужен баланс между тем, что хочется, и тем, что разрешено.

— Такое впечатление, что волонтеры работают отдельно, МО — отдельно, но как наладить сотрудничество, чтобы достичь синергии?

— В зависимости от сферы действий волонтеров. Мне кажется, что это сотрудничество должно состояться на уровне командира батальона и выше.
Разобраться, что надо фронта, из Киева иногда трудно, поэтому запретить принимать эту помощь нецелесообразно. В идеале волонтеры должны четко знать, к кому в МО обратиться в случае наличия каких-либо предложений.

— И последний вопрос. Почему, при всей масштабности и мощности структуры МО, волонтеры всегда на шаг впереди профессиональных военных?

— Это миф. Что значит «всегда»? Они что, впереди в транспортировке артиллерийских снарядов к гаубицам? Или в ремонте танковых двигателей?
В доставке авиационных боеприпасов или горючего? Есть очень много видов обеспечения, где волонтеры не играют никакой роли, но военные этим постоянно занимаются.

Но в тех сферах, где добровольцы оказываются первыми, работает медленная бюрократическая машина.
В отдельных случаях, когда и где не было предусмотрено необходимое обеспечение, волонтеры быстрее решают задачи, потому что у них нет нормативных процедур, которые бюрократия обязана выполнять.

Беседовал Алексей Гордеев

Популярные сообщения из этого блога

Ответ ватникам на "Ну, и чего вы добились своим майданом"

- ... и когда русские спрашивают у меня: "Ну, и чего вы добились своей революцией - та же коррупция, те же олигархи...  Что изменилось?". Я даже не знаю, как ответить. Это фраза прозвучала из уст моей ФБ-подруги Оксаны, с которой мы случайно пересеклись в парке Шевченко. Пришлось оказать неотложную дискурс-помощь. - Отвечай предельно кратко и просто.  - Как? - "А вас еб*т?", например. - И всё?  - И всё. Поверь, это оптимальный ответ. Оксана недоверчиво улыбнулась. - Не веришь? Ок. Пример из жизни. У меня за стеной громко тра*ются соседи. Не просто громко, а очень. Иногда кажется, что там заживо расчленяют кого-то. Разумеется, с одной стороны, все эти истошные коитусы привносят в мой быт лёгкий дискомфорт, но с другой - это их квартира и, соответственно, их правила. А теперь представь себе ситуацию: они закончили - нат*лись, наорались. Сидят себе - пьют чай, курят, о жизни болтают.
В этот момент внезапно появляюсь я и задаю им вопрос: "Ну, и чего вы добились с…

Аналіз законопроекту про особливий статус Донбасу. Читати Всім!!!!

Я спробував написати більш-менш безсторонній аналіз закону про особливий статус Донбасу. Вибачте, що довелось вирізати всі епітети "шозахуйня" чи "шотитворишсволоч". - згідно ст. 2 цього закону Законодавство України діятиме на території Донбасу не в повній мірі.  Що саме по собі означає, що ці територія "випадає" з української юрисдикції. Додатково цю тезу потверджують ст. 6, 8 та 9. - згідно ст. 5 цього закону склад прокуратури та судових органів призначаються фактично місцевою владою Донбасу. - згідно ст. 6 цього закону місцеві органи самоврядування визнаються юридично рівними Кабінету Міністрів та окремим міністерствам.  Тобто, місцева влада Донбасу перестає бути підпорядкованою центральній владі, і взаємодія між ними йде за допомогою окремо укладених угод. Додатково цю тезу потверджує ст. 8 та ст. 9. - згідно ст. 8 цього закону місцеві органи влади Донбасу отримують право на укладання власних міждержавних угод.  Саме це і ховається під евфемізмом "тр…

Владимир Познер: Дебилизмом попахивает

Вот не хотел писать ничего про Крым, точнее, хотел, но запрещал себе, потому что столько уже написано, и верных слов сказано, и вранья государства на поверхность вытащено, что и добавить вроде нечего. Но оказалось, что столько моих знакомых, которых я считал адекватными людьми, быстро запросились в бан на всех соцсетях, и показали такое свое лицо, которое не у каждого пенсионера на митинге коммунистов увидишь. Поэтому пишу этот пост и буду на него впредь ссылаться, чтобы не писать снова много букв. Я не буду опираться на чьи-то комментарии и слухи. У нас есть два факта — Украина скинула Януковича и Россия отжала у Украины Крым. Первое. Украина. Это другая страна, с другими законами, гражданами и федеральным устройством. То, что мы отжали у этой страны, пока в ней шли сложные процессы, полуостров, не делает этот процесс легитимным. Представьте, что во время митингов на Болотной Япония бы ввела войска на Курилы, и через две недели там жители проголосовали бы за присоединение. Ситуации од…