Новини

Україна

Крим

статті

Само собой, когда твоя страна терпит поражения на фронте, это не может не вызывать отчаяние и досаду, но при этом важно, чтобы эмоции не затмевали разум.
Большой соблазн в сложившейся ситуации – искать простые объяснения и валить вину на некие непреодолимые обстоятельства, не зависящие от нас.
"Путин сошел с ума", "нас атаковала ядерная сверхдержава", "никто не может остановить шизофреников в Кремле" - очень популярные нынче и очень удобные утверждения.
Удобные прежде всего потому, что полностью перекладывают ответственность за происходящее на демонизированного внешнего врага. 
Ну кто мог устоять против Сатаны с ядерными ракетами? Никто. От нас ничего не зависит. Украина - это щепочка в океане безумия и вражды.
На самом деле, рецепты укрепления нашей обороноспособности существуют. Уже сегодня у нас есть вполне четкий и понятный алгоритм того, как за несколько лет превратить Украину в неприступную крепость для Кремля. 
Последовательное следование этому алгоритму позволит нам за несколько лет создать государство, гораздо менее уязвимое для традиционных российских рычагов давления. Однако, при этом в стране происходят ровно обратные процессы, потому что Украина привыкла идти по пути наименьшего сопротивления, а Россия пользуется этим.
По большому счету понятно, что Украина имеет в качестве геополитического противника довольно примитивное и предсказуемое государство, все шаги которого можно просчитать на десятилетия вперед, но при этом откровенно играет с этим увальнем в поддавки и ведет себя так, как будто новый финт Кремля является для Киева неожиданностью.
Все российские инструменты воздействия на Украину просты, как ванька-встанька и загодя известны любому второкласснику. 
Обезопасить себя от них можно было бы уже давно, путем решения непростых, но вполне выполнимых задач. 
Но Украина, вместо того, чтобы взяться за их решение, упорно ищет предлоги, чтобы этого не делать. Отсюда и нынешнее бедственное положение.
Чем Москва традиционно пугает Киев? Раньше в арсенале у Путина были в основном две экономические страшилки – таможенные запреты на ввоз украинских товаров и газовый вентиль. В нынешнем году сюда добавились еще и танки, но танками нельзя угрожать все время. Их не было в предыдущие 23 года, и они не появились бы, если бы Киев принял для этого упреждающие меры.
Российско-украинским газовым войнам уже около 10 лет. За это время и круглый кретин догадался бы, что настоящую независимость от бывшей метрополии может обеспечить только энергетическая обособленность.
Очевидно, что как только российский газовый вентиль на границе превратится в обычный сувенир, заносчивости у российских чиновников явно поубавится. 
Но при этом украино-российские споры всегда заканчивались одним и тем же. Киев выдуривал очередную скидку, и подобно Ниф-Нифу из сказки про трех поросят беззаботно плясал до следующей зимы, напевая "нам не страшен серый волк".
Почему же Россия каждый раз соглашалась на скидку?
Дело тут вовсе не только в одних лишь газовых схемах, о которых вы подумали в первую очередь. 
России всегда было важно не только распилить деньги, но и не отпустить Украину с газового крючка. Ведь "Газпрому" очень нужны миллиарды долларов из Украины.
Поэтому на скидку всегда соглашались – только покупайте, только не слезайте с нашей газовой иглы, не проводите модернизацию ваших дырявых теплосетей, ваших старых котельных, ваших энергоемких прожорливых заводов, только не утепляйте дома, не ставьте счетчики, не отказывайтесь от газа. И мы не проводили, не отказывались. Мы покупали.
Не имея достаточных собственных запасов газа и достаточно средств, чтобы его покупать, Украина продолжала с упорством безумца вести себя так, будто газ является для нас дармовым сырьем, вместо того, чтобы бросить все силы на поиски замены ему.
Только в 2013 году Украина купила в России газа на 11 миллиардов долларов. При этом изрядная его часть просто потерялась безвозвратно вследствие неэффективности систем отопления и производств, потребляющих газ. 
Тепло утекло через тонкие стены промерзлых хрущевок, испарилось через теплотрассы по дороге к потребителям, впустую сгорело в конфорках, обогревая чьи-то холодные жилища.
Вот так выглядят теплотрассы в стране, страдающей от газового дефицита. Это снимок из Константиновки Донецкой области.
А это Злочев Львовской области. Место залегания подземной теплотрассы безошибочно угадывается по наличию растаявшего снега
Из текста опубликованной в прошлом году обновленной Энергетической стратегии Украины следует, что теплопотери при доставке тепла потребителям в Украине из-за таких теплотрасс составляют от 30 до 45%.
При этом страна продолжает тратить миллиарды на отопление воздуха, вместо того, чтобы потратить их на реконструкцию ужасных коммуникаций и фанатично экономить, как сделал бы любой нормальный хозяин.
Любимое занятие украинских политиканов – жаловаться на российскую "газовую дубинку" и ничего не делать. 
Конечно, удобно свалить вину на Путина за холодные батареи в квартирах грядущей зимой, но, может быть, пора просто сделать так, чтобы тепло в квартирах перестало зависеть от Путина и его маниакальных наклонностей?
Будь в Украине нормальная система ЖКХ и экономичные технологии на производствах, Путин был бы так же опасен для нас так же, как Роберт Мугабе из Зимбабве. 
Но в Украине нет ни одной политической силы, которая бы разработала и главное – популяризовала понятную и пошаговую стратегию избавления от российской экономической удавки.
Вместо того, чтобы днем и ночью кричать со всех телеэкранов о том, что и как необходимо делать, чтобы покупать меньше российского газа, политики, называющие себя патриотами Украины, евроинтеграторами и националистами бессмысленно машут вилами и несут популистский бред.
Бывший грузинский министр и несостоявшийся советник Петра Порошенко Каха Бендукидзе не раз говорил, что Украина вполне может вообще прекратить покупку российского газа, если просто научится экономить. И если модернизация частных промышленных производств – головная боль их владельцев, то в коммунальной сфере государство может и должно брать на себя лидирующую роль, если заинтересовано в соблюдении национальных интересов.
Здесь следует работать сразу по нескольким направлениям:
1. Переводить частные апартаменты на электропечи и электрические бойлеры, реконструируя для этой цели электросети;
2. Ликвидировать либо реконструировать теплотрассы в городах, устанавливать в многоквартирных домах твердотопливные либо газовые мини-котельные вместо нынешних, неэкономичных, переводить население на индивидуальное отопление и устанавливать газовые счетчики;
3. Утеплять стены зданий, которые в этом нуждаются.
Кроме того, можно не только экономить, но и развивать альтернативные источники энергии. Например, получать биогаз из отходов сельского хозяйства, которых у нас всегда было в достатке. В Германии сегодня работает около 9 тысяч биогазовых установок, в Украине же такая установка до сих пор считается диковинкой.
Разумеется, все эти меры потребуют больших финансовых инвестиций. Но с другой стороны – разве меньше тратит Украина, покупая газ у страны-оккупанта? Ежегодно отдавать "Газпрому" больше десятка миллиардов долларов – тоже отнюдь не дешевое удовольствие.
В принципе, воплощать в жизнь эту стратегию украинцы могут и без помощи государства и правительства. При наличии желания и возможностей каждый может сам утеплить стены своей квартиры, установить индивидуальное отопление или электрический бойлер, отказаться от газовой плиты и заменить ее электрической.
Воевать с агрессором можно не только с винтовкой в руке.
На сегодняшний день, борьба за газовую независимость – гарантированный удар по Путину. Но в Украине нет ни одного серьезного общественного движения, которое бы постоянно поднимало эту тему, объединяло граждан, проводило разъяснительную работу среди населения.

Есть Егор Соболев, которому удалось актуализировать и популяризировать тему люстрации, есть либертарианец Геннадий Балашов, обрисовавший весь Киев своими 5.10, но нет никого, кто бы так же горячо убеждал общество в необходимости проведения в Украине принципиально новой энергетической политики.
Похожим образом сложилась ситуация в украинской промышленности. Несмотря на регулярные торговые войны, абсолютно хамское поведение российского руководства по отношению к Украине и шизофренические запреты украинских товаров в России, Украина упорно продолжает ориентироваться на рынок РФ и рассматривать Россию в качестве одного из основных торговых партнеров.
Хотя здравый смысл и интуиция давно уже подсказывают, что такой агрессивный, ненадежный и враждебный партнер несет потенциальную угрозу национальной безопасности, и всякие сношения с ним следует свести к минимуму.
Украино-российские отношения абсолютно противоречат элементарной логике. Любой кустарный производитель носовых платков будет избегать работы с нечистоплотным дистрибьютором, но Украина вцепилась в Россию и ее рынок, как будто мы КНДР, с которой больше никто в мире не сотрудничает.
Здесь очевидно действует та же ловушка, что и в газовых отношениях. Пугая Украину запретами, Москва на самом деле оставалась заинтересованной в прочнейших экономических связях с Украиной и потому не разрывала их даже в годы самых напряженных отношений.
Для Кремля всегда было важно поддерживать зависимость украинских производителей от своих рынков и не допустить их переориентации на другие страны. Не дать умереть тем предприятиям, которые давно бы уже умерли в условиях реальной рыночной экономики. Поощрять застой.
В свою очередь владельцы устаревших машиностроительных производств, традиционно состоявшие в Партии регионов, будучи зависимыми от российских рынков, настаивали на более тесных экономических связях с Москвой.
Таким образом, Кремль эффективно привязывал к себе Украину, дальновидно поддерживая ее убыточные заводы и создавая в Украине мощное российское лобби. А лоббисты, как мантру, повторяли: нам нужно сохранить наше машиностроение, нельзя губить остатки потенциала СССР, нельзя допустить безработицы...
В итоге безработица все равно никуда не девалась, старые производства постепенно продолжали деградировать и умирать, но Украина при этом оставалась в полной экономической зависимости от России и ее партнеров по ТС. Типичный пример – завод "Лугансктепловоз" в Луганске, который мог работать только тогда, когда получал российские заказы от "РЖД", но даже несмотря на это, регулярно сокращал персонал и работал неполную рабочую неделю, так как не мог поставлять свою продукцию никуда, кроме Украины и России.
Вместо того, чтобы развивать перспективные, новые отрасли промышленности, в которых Украина в самом деле могла бы достичь лидирующих позиций на мировых рынках и для развития которых в стране есть огромный потенциал, мы под давлением стереотипов продолжали реанимировать разлагающиеся трупы советских реликтов, пытаясь сохранить те отрасли производства, в которых давно безнадежно отстали.
Вместо того, чтобы искать новые рынки в Африке и Азии, продолжаем упорно вдалбливать новым поколениям украинцев, что наша продукция нужна только на постсоветском пространстве.
Подобная точка зрения до сих пор является в Украине чрезвычайно распространенной, хотя экспорт из Украины в страны ТС сократился уже до 25%, а остальные 75 приходятся на другие страны мира.
Увы, похоже, Украина окончательно откажется от своей суицидальной внешнеэкономической ориентации на свою бывшую метрополию только когда этого добьется сама метрополия, которая нынешней войной, похоже, наконец-то подвела под долгим партнерством основательную черту.
За свою лень и трусость мы уже заплатили отторгнутыми территориями. И Бог знает, сколько всего еще придется отдать, прежде чем мы наконец-то поймем, что победы куются не на фронтах, а в тылу, до начала военных действий.

About Павло Заєць

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее
Загрузка...

Top