Новини

Україна

Крим

статті

Оккупированные территории Украины станут плацдармом для дальнейшего захвата страны.
Как известно, согласно «Минскому протоколу», особый статус в составе единой Украины получат те территории Донбасса, которые на сегодня контролируются российскими войсками и террористами.
Представители Киева уже говорят о демаркации этой территории по условной «линии обороны» украинских войск, и ее инженерном обеспечении.
Относительно дальнейшего развития событий вокруг зоны конфликта в связи с ее особым статусом видится три сценария. Назовем их условно «сверхоптимистичный», «оптимистичный» и «пессимистичный».

1. «Сверхоптимистичный» сценарий, собственно, вытекает из «Минского протокола» и отражает стремление официального Киева решить конфликт мирным путем, без дальнейшего вооруженного противостояния.
Он состоит в предоставлении на «особых территориях» (проще говоря, де-факто оккупированных российскими войсками и управляемыми из Москвы бандформированиями) специальных полномочий местным властям в рамках децентрализации власти (судя по тексту протокола, в качестве временной меры), «подкупе» местного населения «программой экономического возрождения Донбасса и восстановления жизнедеятельности региона», а также взятии под контроль госграницы с Россией в этих районах, пусть и в формате «зоны безопасности» с мониторингом и верификацией со стороны ОБСЕ.

План этого сценария, к которому стремится Киев, сам по себе неплох, поскольку учитывает настроения и чаяния той немалой части местного населения, которая поддержала в свое время сепаратистов, и в то же время сохраняет «особые территории» в составе Украины, с возможностью последующей их полной интеграции в «общеукраинское пространство».


Главный недостаток плана этого сценария совершенно очевиден: он действительно отражает устремления основной части населения Донбасса, но не руководства «ДНР» и «ЛНР» и – главное - Москвы.
Поскольку в этом случае становится непонятным, ради чего Путин инициировал и всячески раздувал пожар в Донбассе, тратя на это немалые ресурсы, неся внешнеполитические и экономические потери.
При этом сценарии для Кремля становится невозможным выполнение главной оперативно-тактической задачи: взятия под свой контроль данных территорий.
С последующим их использованием для выполнения двух стратегических задач: захвата «промышленных» областей Востока (Днепропетровск-Харьков-Запорожье) и взятия под контроль Юга (Одесса-Херсон-Николаев) для обеспечения жизнедеятельности Крыма. Ради чего, собственно, Путин и инициировал конфликт.
А потому реальность данного сценария, хотя он объективно является наиболее приемлемым, – под большим сомнением.

2. «Оптимистичный» сценарий состоит в использовании перемирия для выполнения двух важных для Киева задач, с дальнейшим продолжением боевых действий.
Первая задача – политическая. Это, для начала, проведение выборов в парламент на более-менее благоприятном для украинской власти политическом фоне (этот фон может легко сорвать массовая мобилизация, необходимая для ведения дальнейших боевых действий), с одновременной демонстрацией международному сообществу нацеленности Киева на мир, но с постоянным срывом российско-террористическими войсками мирных договоренностей. Продолжение боевых действий Киевом после долгой паузы в этом случае было бы вполне понятным: как можно говорить о мире, когда его соблюдает лишь украинская сторона?

Вторая задача – скажем так, «организационно-мобилизационная». 
Она состоит в решении главной проблемы украинских войск: создании необходимых резервов с проведением нового этапа мобилизации. 
А также проведении перегруппировки войск, доукомплектовании частей и подразделений личным составом, решении проблем обеспечения войск ВВТ (вооружением и военной техникой).

После выполнения этих задач Киев может провести активные наступательные действия, выбив российские войска с территории Украины и ликвидировав местные террористические группировки.

Недостатки этого сценария:

а) пауза также используется российско-террористическими войсками для проведения перегруппировки и наращивания своего потенциала;

б) прекращение активных боевых действий резко уменьшает объемы «груза 200» из уничтоженных российских солдат с Донбасса в Россию. А это единственный фактор, создающий негативный для Путина резонанс в российском обществе;

в) долгое перемирие дает возможность «ЛНР» и «ДНР» активно проводить мероприятия по фактическому «выводу» захваченных территорий из состава Украины: по нашим, группы «ИС», данным, уже на сегодня в ряд населенных пунктов Луганской и Донецкой областей завозятся и выпускаются в обращение российские рубли, готовится массовая «замена» украинских паспортов с выплатой денежной «премии» и т.д. Стоит понимать, что население на оккупированных территориях массово лишилось средств заработка, и за мизерные суммы готово признать любую власть и взять любое гражданство.

г) данный сценарий подразумевает проведение массовой мобилизации (не всеобщей – таковую не потянет украинская экономика, да и столь большой мобилизационный ресурс просто не нужен). Согласно некоторых подсчетов, для успешного проведения операции на Донбассе в нынешних условиях необходимо мобилизовать дополнительно как минимум 60-70 тыс. человек. Это не только очередной удар по экономике, но и серьезная угроза политическому рейтингу украинской власти. 

Вместе с тем, по нашему мнению, данный сценарий наиболее оптимален в соотношении его реальности и учета сложившейся ситуации.

Стоит также учитывать, что помимо негативных моментов, в нынешней паузе есть и плюсы (хотя их формулировка может прозвучать довольно цинично): россияне и террористы явно стремятся урвать все, что могут, на случай непродолжительности своего контроля захваченных территорий. В частности, наблюдается массовый вывоз угля из украинских шахт в Россию – тогда как уже отмечены запреты руководства боевиков на продажи угля местному населению (что, понятно, заставляет последнее задаться вопросом: как пережить зиму?). Подобная «деятельность» террористов еще более усугубляет негативное отношение к ним со стороны местных жителей, что, несомненно, играет на руку Киеву.

3. «Пессимистичный» сценарий состоит в полной потере Киевом контроля над оккупированными территориями, замораживании конфликта и ухода данных районов Донецкой и Луганской областей под контроль России («приднестровский сценарий»).

Отличие от Приднестровья состоит в том, что, как мы указывали, захваченные территории Путину сами по себе не нужны – они необходимы лишь в качестве плацдарма для дальнейшей агрессии против Украины. А значит, «замораживание» конфликта может быть очень непродолжительным, и не принесет желанного мира даже при согласии Украины поставить крест на данных территориях.

Для предотвращения дальнейшей агрессии Украине придется создать фактическую линию фронта по границе ныне оккупированных территорий, с содержанием здесь значительного воинского контингента, который будет вести перманентные боевые действия. При этом создание «зоны безопасности» вдоль границы данных районов с РФ выглядит весьма сомнительным. В любом случае, данные «особые территории» при этом сценарии станут миной замедленного действия и очагом конфликта на территории Украины.

По какому из трех сценариев будут развиваться события – будет ясно в ближайшие несколько недель. В любом случае, очень многое при этом зависит от позиции и действий украинской власти.

Дмитрий Тымчук, «Информационное сопротивление»

About Павло Заєць

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее
Загрузка...

Top