Новини

Україна

Крим

статті

Почему референдум в Донецкой и Луганской области ни на что не повлияет, хотя на нем убедительно победят сепаратисты.
На сегодня представители ДНР, комментирующие референдум в Донецкой и Луганской областях, ведут себя достаточно предсказуемо: ими уже анонсирована явка в 70-90% избирателей. 
Учитывая, что независимых украинских и иностранных наблюдателей в местных комиссиях нет, есть все основания полагать, что в понедельник-вторник ДНР обнародует результаты: 80-90% за независимость ДНР. С международной и украинской точки зрения такой референдум никаких последствий иметь не может, российское же к нему отношение предопределено заранее.  Просьба Путина о переносе референдума с 11 мая и ослушание повстанцев было важной прелюдией к тому, чтобы впоследствии Россия могла не признавать результаты референдума. К сожалению для сторонников ДНР, признание «референдума» легитимным вообще кем бы то ни было, кроме самой ДНР, под большим вопросом. И вот почему.
Главная ошибка ДНР – отсутствие понимания социологической реальности и этикета проведения референдумов. Явка в 70-90% возможна в Украине только в условиях длительной избирательной кампании, отличной организации, применения админресурса (который нивелирует  позицию «не голосовавших»), довоза избирателей. Образцовой кампанией в этом плане может считаться президентская кампания 2010 года. В ходе первого тура явка достигла 66,76%, второго тура – 69,15%. Админресурс с обеих сторон был применен полностью, сеть избирательных участков покрыла всю страну, обе стороны активно применяли довоз избирателей.
Почему явка даже в 70%, не говоря о 80% или 90%, на референдуме в Луганской и Донецкой области в нынешних условиях невозможна? Уже по той причине, что нет охвата населенных пунктов области избирательными участками. Согласно сообщениям очевидцев, в ряде сел и поселков нет вообще никаких избирательных участков. Глава ЦИК ДНР сообщает, что референдум проведут на 1527 избирательных участков. Даже если это правда, то: на выборах 2012 года в Донецкой и Луганской областях суммарно было 3936 участков.  Охвата не получилось. Это и понятно: малочисленная военизированная организация ДНР не способна заменить разветвленную и финансируемую государством, создающуюся на кадровой и ресурсной базе министерства образования систему УИК. Сами сепаратисты признают, что не контролируют и половины территории областей.
959
Есть две точки сопоставления донецкого опроса с историческими аналогами: референдум в Крыму о присоединении к РФ и референдум 1991 года о появлении самостоятельного государства Украина.



Один из государственнических мифов Украины – голосование 90% избирателей на референдуме о самоопределении УССР. Однако при этом даже проукраинские пропагандисты избегают говорить о явке на этом мероприятии, потому что она, во-первых, согласно воспоминаниям граждан, была низкой, во-вторых, опрос носил частично манипулятивный характер. Тем не менее, если учесть неравномерность голосования, мощную пиар-кампанию и низкую явку, результат в 90% сторонников независимости Украины на официальном уровне не оспаривается – так же, как не оспаривается, к примеру, ратификация Верховным Советом РСФСР большинством в 93,5% голосов договора о создании СНГ на месте бывшего СССР. А все потому, что референдум выступил только в качестве легитимизации политической реальности, которую переиграть было невозможно. Важен был не сам референдум, а решения местных элит национальных республик СССР, в том числе – УССР.
Референдум в Крыму, напротив, не признан международным сообществом и Украиной. Однако даже скептически настроенные к крымскому референдуму деятели вынуждены признать, что провозглашенные на нем результаты достаточно правдоподобны, что референдум действительно организовывался достаточно цивилизованно (насколько это возможно в российских условиях). Но это неважно: все равно большинство стран в обозримом будущем его не признают. Тем не менее, дело опять же не в самом референдуме, а в политической реальности. Возврат Крыма в состав Украины возможен только в результате серьезной работы с местным населением, смены государственной парадигмы Украины и изменения баланса сил и экономик в СНГ – в противном случае любая попытка «переиграть» крымскую независимость  натолкнется на неприятные последствия в виде возмущения значительной части местных жителей. Поэтому сейчас можно заметить, что «борьба за Крым» предпринимается украинскими политиками только для виду – например, Олег Ляшко утверждает, что вернет Крым Украине, но на практике ездит воевать в Донбасс, потому что в Крыму ему совсем ничего не светит.
Итак, мы убедились, что референдум нужен только для легитимизации политической реальности уже победившей силой. Признаком успешности силы выглядит уже то, что она способна организовать референдум – то есть, контролирует людей, территорию, здания, финансы. Доказала ли ДНР, что Донецкая и Луганская область находятся под ее контролем? Кажется, нет. Референдум все равно никто не признает – и даже, скорее всего, Россия. Так зачем было его проводить? Разгадка одна: безысходность. ДНР нужно что-то делать не только в военном, но и в политическом поле. Кроме референдумов и уничтожения легитимных местных органов власти с заменой их на «народные», никаких методов у наших сепаратистов нет.
960
Найдите 10 отличий: на крымском бюллетене мокрая печать, водяные знаки и нет речевых ошибок («підтримуюєте»  вместо «підтримуєте» — вы уже чуйствуюете, каким будет светлое будующее ДНР?)

Итак, наш вывод о референдуме 11 мая: какие бы ни были результаты, это не окажет влияния на ситуацию с политической точки зрения. В публичном поле результаты тоже будут легко нивелированы – появлением таких вот видео и такими сообщениями. Все достижения этого референдума могут быть легко перечеркнуты включением в повестку дня общеукраинского референдума о территориальной целостности страны. Опрос, проведенный по всем регионам, с присутствием международных наблюдателей, будет признан международным сообществом.
Итак, планы по проведению «крымского сценария» в Донецкой и Луганской области провалились на этапе проведения референдума. Причина провала российских планов на этом направлении – отсутствие реального контроля над территориями, слабая работа с местным населением в «дореволюционный» период, отсутствие популярных и эффективных  политических проектов в Украине, активное противодействие оппонентов.
Вполне возможно, что такой нарочито пародийный сценарий проведения референдума во многом и инспирирован Россией. Саботировать проведение референдума в ДНР несложно — достаточно порекомендовать подходящего гипернепрофессионала в качестве главы ЦИК и не мешать ему все разваливать. В итоге РФ получит на руки такие неприличные данные, что сможет кивать на этот референдум каждый раз, когда герои ДНР будут просить РФ о поддержке: мол, мы, ребята, вас любим, но вы же видите, вы даже референдум не смогли нормально провести, не то, что крымчане. Признать вас официально мы не можем, сидите, как есть, хотите, можем патронов подкинуть, как-нибудь потом.
Таким образом точку нестабильности на Востоке РФ сохраняет, а от необходимости признавать новообразование на политическом уровне избавляется. double win.
Игорь Щедрин

About Павло Заєць

This is a short description in the author block about the author. You edit it by entering text in the "Biographical Info" field in the user admin panel.
«
Next
Следующее
»
Previous
Предыдущее
Загрузка...

Top